Забытые деревни озера Киитехенъярви. Часть 3

Война
Вторая мировая война никого не пощадила, постучавшись в каждый дом, проникнув в каждую семью. Деревни и хутора Киитехенъярви не остались в стороне от этой беды, которая вновь охватила весь мир. Деревня Аконлахти со всеми хуторами оказалась на оккупированной территории. Никогда эта территория не была финской, но стала ею на несколько лет. Финны всегда считали карельский народ братским, а рунопевческие деревни – особенным источником вдохновения, источником гордости и национальной самоидентификации. Отношение к этим местам было особенным. Здесь задержались не только финские военные, но и ученые.

Традиции живут
Профессор Вяйно Кауконен во время войны в 1942 и 1943 гг. вел активную работу в оккупированных деревнях Беломорской Карелии с местным населением. В первую очередь его, как глубокого исследователя эпоса «Калевала», интересовали руны. На удачу, песенное творчество было все ещё живо, не смотря на все тяготы и лишения, что пережил карельский народ за лихолетия первой половины 20 века.


Väinö Kaukonen haastattelee Anni Huotarista tuvassa.
(Вяйно Кауконен берёт интервью у Анны Хуотари)
Aiheen paikka: Akonlahti, Sappovaara, Kontokki. 1943


Удивительно, но Кауконену удалось даже встретить исполнительницу из Аконлахти, которая пела руны еще в прошлом столетии, в 1894 г. К.Карьялайнену и И.К.Инха! Сказительница Оути Нюкянен или Юплан Оути встречалась и с другими исследователями: в 1904 году с А.Р.Ниеми, а в 1906 году от нее записывал датчанин Ф.Охрт. Вяйно Кауконен, спустя почти 40 лет от начала фиксации рун от одного носителя, в 1943 году получил возможность исследовать как меняются эпические песни в памяти одного человека. Кауконен пишет: «Мои записи указывают на то, что и в старости у Оути очень хорошая память и она остаётся верна традициям сказания рун. Рассказанные ею пол сотни лет назад Карялайнену руны и заклинания (…) имеют очень небольшие различия, отличаясь буквально в несколько фраз». На тот момент Оути была уже 86-летней старушкой, но память все еще оставалась при ней. Знала Оути не только эпическую поэзию, но и заговоры, ловко демонстрируя перед фотокамерой традиционное гадание на сите с помощью маятника. Такое гадание здесь снимал и И.К.Инха в 1894 году в исполнении рунопевца и заклинателя Пахома Оменайнена.


Outi Nykänen, Akonlahti, Väinö Kaukоnen. 1943

Цветная картинка
В научных поездках Вяйно Кауконена сопровождал профессиональный фотограф Вильхо Уомала (Vilho Uomala), благодаря которому сохранился обширных архив черно-белых и, что особенно ценно, цветных фотографий рунопевческой Карелии 1940-х гг. Цветные снимки словно приближают то время к нашему времени. С фотографий Уомала на нас смотрят живые люди, простые деревенские жители, но постигшие глубинную мудрость, передаваемую уникальной поэзией в этих краях. Только задуматься – общество, живущее на природе, в первозданной божественной красоте, где каждый – певец, где каждый – творец, где каждый внутренне свободен, от того и песня льется. И только войны нарушали этот идиллический баланс между естественным – природой, и созданным разумом человека - искусством пения.


Okahvie Antipin, Pirttilahti, Vilho Uomala. 1943

К мирной жизни
Война закончилась. Нужно было переходить к мирной жизни, словно учиться жить заново. Многие жителя Аконлахти, пережившие оккупацию, а перед этим познав все лишения раскулачивания, коллективизации и прочих изломов крестьянского труда, навязанных советским государством, боясь нового витка репрессий 1930-х гг., приняли решение уйти вместе с финскими войсками в Суоми. Это был отчаянный выбор, каждый строил свою судьбу сам, и сейчас уже нет у нас, людей современных, никакого права судить решения тех лет.

Что осталось от Аконлахти?
Уже в послевоенные годы на правительственном уровне заговорили о том, что приграничную зону нужно расширять. И в 1958 году было принято окончательное решение о том, что надо увеличить приграничное расстояние между Россией и Финляндией. Аконлахтинцам дали пару дней на сборы и спешно вывезли в Калевалу, Вокнаволок и другие поселения. Местные жители рассказывали, что как только люди выехали, то деревенские постройки стали сжигать, ведь на пепелище люди уже точно не вернутся... возвращаться действительно стало некуда.

Прогуливаясь сейчас вдоль озера Киитехенъярви невольно силишься распознать где и что здесь было. Кое-где "читаются" фундаменты карельских домов и хозяйственных построек, куча камней - когда-то были печкой, вот некоторые нужные в хозяйстве вещи: пила, точильный камень, плуг... Все в спешке оставлено здесь.






Здесь был хутор Нюкуттюля. 2017 г. Фото Бердашевой Т.

Заповедные места
Долгое время про деревню старались не вспоминать, а тем более путь туда был закрыт. Госграница! Комар не пролетит. Но ситуация со временем изменилась, когда Аконлахти, со всеми своими хуторами, оказалась территорией заповедника "Костомукшский". Раньше в заповедники гостей не пускали, тщательно сохраняя природу. Теперь на государственном уровне это разрешено, в разумных пределах, конечно. И заповедник "Костомукшский" уже не первый год организовывает в Аконлахти праздник Петрунпяйвя, или Петров день. На праздник съезжаются бывшие жители деревень и хуторов озера Киитехенъярви, а также их потомки: обмениваются воспоминаниями или новой информацией из архивов, общаются, ищут старые фундаменты своих родовых гнезд, и, конечно, поют.


Праздник Петрун пяйвя в Аконлахти. Выступает ансамбль "Каяхуш" (по-карельски означает "Эхо"), 2017 г. Фото Бердашевой Т.

Чтобы попасть на праздник нужно подготовиться: территория заповедника тщательно охраняется, да и приграничную зону никто не отменял. Список всех необходимых документов представлен на сайте заповедника «Костомукшский» www.kostzap.com, там же можно найти форму заявки. Учесть нужно и время рассмотрения, дело серьезное и длительное, часто занимает по 2 месяца. Заехать просто так, по-быстрому, не получится. Аконлахти требует к себе особого внимания, даже уважения. Я готовилась к встрече с Аконлахти несколько лет. Сбылось.

-------------
Статья опубликована в газете Oma Mua на карельском языке 16.08.2017г.
http://omamua.ru/

Забытые деревни озера Киитехенъярви . Часть 2

Паломничество

Тропами Лённрота мечтали пройти многие собиратели фольклора. Особенно часто исследователи посещали именно деревню Аконлахти и хутора озера Kiitehenjärvi. Список ученых, собиравших здесь фольклорные образцы, действительно впечатляет:

Каян Й.Ф. 1836 г.
Кастрен М.А. 1839 г.
Эуропеус Д.Е.Д. 1845 г.
Арвид Генец 1871 г.
Борениус А.А. 1871 г.
Аксель Бернер 1872 г.
Ханникайнен П.Й. 1877 г.
Эрвасти А.В. 1879 г.
Басилиэр Х. 1879 г.
Матти Варонен 1886 г.
Ювелиус Й.В. 1886 г.
Хейкки Мериляйнен 1880 гг. (неск.поездок)
Лаури Пяаккенен 1892 г.
К.Ф.Карьялайнен 1894 г.
А.П.Ниеми 1904 г.
Ф.Охрт 1906 г.
Р.Энгельберг 1909 г.
Самули Паулахарью 1915 г.
Вяйнё Кауканен 1943 г.

Как мы видим, что сразу после Лённрота в 1830-х гг. и до революции, хутора на озере Kiitehenjärvi находились под пристальным взглядом фольклористов. Но не только исследователи устной поэзии интересовались рунопевческими землями. Через некоторое время после публикации «Калевалы», словно нужно было время на осознание великой поэмы Севера, с 1890-х гг. в Беломорскую Карелию начались паломничества деятелей искусств, желающих увидеть настоящую, первозданную природу и традиционный уклад жизни. Беломорская Карелия долго сохраняла дух старинных деревень, где ещё пели предания отцов и дедов.

Дорогами Карелианизма

Первая значимая экспедиция-паломничество случилась в 1890 году. Знаменитый художник Аксели Галлен-Каллела с молодой супругой Mari Slöör отправились в медовый месяц на север Финляндии, где их навестил Луис Спарре, - друг Галлен-Каллелы по учебе в Академии художеств в Париже.


Аксели Галлен-Каллела по возвращении из Парижа. 1890 г./ Mannermaista tyylikkyyttä: Axel Gallén Pariisista palattuaan v.1890
(scan "Akseli Gallen-Kallela 1865-1931" Gallen-Kallelan museo tervaspää).



Мари Галлен и скалистый пейзаж. Художник Аксели Галлен-Каллела, 1893 г.
(scan "Akseli Gallen-Kallela 1865-1931" Gallen-Kallelan museo tervaspää).


Справка:

Академия Жюлиана (Académie Julian) — частная академия художеств в Париже, основанная художником Родольфо Жюлианом в 1868 году. В XIX веке была крупнейшим конкурентом парижской Школы изящных искусств. В Академии могли учиться не только мужчины, но и женщины, что было невозможным для других подобных учебных заведений. К 1880 году количество обучающихся достигало 600 человек. В Академии были ученики из Канады, Бразилии, Польши и других стран.



Рисование с натуры в Академии Жюлиана в Париже. В центре среди других художников Аксели Галлен-Каллела / Elävän mallin maalausta Académie Julianissa Pariisissa v. 1887. Joukossa keskellä Axel Gallén. (scan "Akseli Gallen-Kallela 1865-1931" Gallen-Kallelan museo tervaspää).

Спарре и Галлен-Каллела отправились вдвоем в Беломорскую Карелию и остались под большим впечатлением, посетив рунопевческие места озера Kiitehenjärvi: настолько поразила их красота северной природы и сохранившийся традиционный уклад жизни.


Луис Спарре и Аксели Галлен-Каллела (справа) в декабре 1890 г. после возвращения из Беломорской Карелии в Хельсинки.

Результат поездки был удивительным: одна вдохновляющая экспедиция стала импульсом для зарождения нового финского национального стиля — Карелианизма. Детали природы, элементы деревянной северной архитектуры, выражения на лицах людей в мельчайших красках передают атмосферу жизни на природе, запечатленные в картинах Галлен-Каллелы.


Мать Лемминкяйнена. Картина А. Галлен-Каллела, 1897/ Lemminkäisen äiti, temperamaalaus 1897, Ateneumin Taidemuseo.


Плач лодки. Akseli Gallen Kallela - The Lamenting Boat

Фотоальбом Аксели Галлен-Каллела здесь: https://vk.com/album-27058393_167537884

Новый стиль в искусстве — Карелианизм, коснулся не только мира живописи, а проник буквально во все сферы культуры. Два года спустя Луис Спарре вернулся на рунопевческие места с другим другом по учебе в Париже скульптором Эмилем Викстрёмом.


Студенты Академии Жюлиана. Слева Аксели Галлен-Каллела, рядом - Эмиль Викстрём. 1885 г.(scan "Akseli Gallen-Kallela 1865-1931" Gallen-Kallelan museo tervaspää).

Их маршрут начался от Аконлахти, включая Мунанкилахти, Хяркёниеми, Шапповаару и Минозеро.


Карта российской Карелии, с планом путешествия, составленным Эмилем Викстрёмом. На карте обозначены следующие географические названия:
Vartiuslampi, Kivakka, Oulangansuu, Päanuorunen, Kiperävaara, Paajärvi, Pointselenjoki, Kiestinki, Sohjanansuu, Sohjananjoki, Valasjoki, Suurijärvi, Vaarakylä, Koppijärvi, Suvanto, Tuoppajärvi, Röhö, Uhtua, Tiirovaara, Vuoninen, Jyvälahti, Yli Kuittajärvi, Keski Kuittijärvi, Ala Kuittijärvi, Alajärvi, Enonsuu, Luomajärvi, Kenttäjärvi, Vuokkiniemi, Koivijärvi, Kostamus, Syskyjärvi, Vonkajärvi, Luvajärvi, Sappovaara, Tetriniemi, Ristiniemi, Akonlahti, Munankilahti, Ristiniemi, Lusma, Kivijoki, Miinoa, Härköniemi, Kiimasjärvi, Nokeus, Piismalahti, Jyskyjarvi



Викка (Эмиль Викстрём) и Ренне в горнице. Деревня Аконлахти. Рисунок Л.Спарре

Напитавшись духом карельских деревень, скульптор Эмиль Викстрём стал автором многих значительных работ. Например, его «Исполины с фонарями» (фин.Lyhdynkantajat, 1914) до сих пор украшают вокзал в Хельсинки и служат своеобразной визитной карточкой в мир скульптуры и памятников Финляндии.


«Исполины с фонарями». Скульптор Эмиль Викстрём Фото Т.Бердашевой, 2011г.

Медовый месяц в Аконлахти

Компаньоном третьей и четвертой поездки Луиса Спарре стала его молодая супруга Ева Маннергейм-Спарре: художница, преподаватель, младшая сестра Густава Маннергейма.


Семья Маннергеймов: в центре София, слева Карл,
Аугуст и Йохан, справа Анника и Густав, сидит Ева.


Поездка летом 1893 года была медовым месяцем молодоженов, а затем последовала поездка в феврале 1894 г. по тем же местам, затрагивая деревни Кивиярви и Шапповаара. Удивительно, что для путешествия в медовый месяц была выбрана не Италия, где родился Спарре или Франция, где он учился, а именно глухой карельский край с великолепной суровой природой.

Книга Луиса Спарре «Kalevalan kansaa katsomassa» (1930) была итогом поездок в Беломорскую Карелию.









Фотоальбом Луис Спарре здесь: https://vk.com/album-27058393_158593580

А Ева Маннергейм-Спарре выпустила позже книгу «Жизнь художников» (E. Mannerheim-Sparre «Taiteilijaelämää», 1951), где также рассказала о вдохновляющем путешествии по рунопевческой Карелии. Эти визиты в карельские живописнейшие места стали одним из самых запоминающихся моментов на всю жизнь для четы Спарре.

Вдохновляющая архитектура

Паломничество в Беломорскую Карелию захватывало всё больше молодых деятелей искусства. И 1894 год был в этом смысле особенным: по рунопевческим местам проехали архитекторы Юрьё Бломстедт и Виктор Суксдорф.


Юрьё Бломстедт записывает руны от исполнительницы. 23.07.1894 г.

Начали они свою экспедицию с Аконлахти, затем посетив Шапповаару, Минозеро, Хяркёниеми. Результатом поездки стали многочисленные зарисовки, сделано более сотни фотографий, собраны образцы вышивки и предметы быта, но основной целью было изучение стиля деревянной архитектуры.







Фотоальбом здесь: https://vk.com/album-27058393_243858264

Материалы, полученные в ходе экспедиции, применялись на протяжении всей творческой жизни архитекторов. По результатам поездки, которая охватила не только Архангельскую, но и Олонецкую Карелию, Бломстедт выпустил книгу «Karjalaisia ja koristemuotoja» (1900-1901гг.).



Книгу можно полистать здесь: https://vk.com/album-27058393_191567181

Это издание, включающее фото и рисунки архитектурных элементов и образцов, признано в Финляндии классическим примером Карелианизма, и актуально по сей день.

Виена в кадре

Также в 1894 году Карелию посетили фотограф Инто Конрад Инха и фольклорист, собиратель Кусти (Густав) Карьялайнен. На озере Киитехенъярви они побывали на Минозере,в деревне Аконлахти, увидели рукотворный канал Шапповаары, где был сделан знаменитый кадр, как крестьяне провозят лодку.


Г.Карьялайнен записывает руны от исполнителя. Фотограф -И.К.Инха. 1894 г.


Фотографии И.К.Инха, сделанные во время паломничества в Виену приобрели такую широкую популярность, что едва ли ни каждый музей Карелии иллюстрирует экспозиции именно этим фотоматериалом. Фотографу удалось запечатлеть традиционные обряды, которые все еще жили на рубеже 19-20 веков в карельских деревнях.


Слепой рунопевец или Северный Гомер - Мийхкали Перттунен. Фотограф -И.К.Инха. 1894 г.


Канал Шапповаара. Фотограф -И.К.Инха. 1894 г.

В 1896 году Инха опубликовал книгу «Laukkumiesten kotimaa» (Родина Коробейников), а в 1911 году - книгу «Kalevalan laulumailla» (На рунопевческой земле), куда вошли фотографии и заметки о путешествиях по карельской земле.

Фотоальбом здесь: https://vk.com/album-27058393_167427956

Исследования финских ученых прекратились после революции: изменилось государственное устройство и Финляндия стала отдельным государством. Сложная политическая обстановка и вооруженные конфликты не давали возможности исследователям с Финской стороны посещать эти места.

------------
Статья "Kiitehenjärven unohutettuja kylijä" опубликована в газете Oma Mua на карельском языке 9 августа 2017г.

Забытые деревни озера Киитехенъярви. Часть 1/Kiitehenjärven unohutettuja kylijä - 1 (RUS|KAR)

Забытые деревни озера Kiitehenjärvi

Идешь по тропинке — будто перемещаешься во времени: здесь стояла церковь, тут был дом на большую семью, а вон там у озера — банька. Воздух пропитан историей, давно забытой песней, мотив которой надо бы сохранить, передать... Иначе уйдет из жизни что-то очень важное, оборвется временная цепочка, выпадет звено, такое нужное для понимания: где я живу? На какой земле? Что здесь было до меня? А что здесь будет после?


Рунопевческая деревня Аконлахти. Фото: Бердашевой Татьяны, 2017

Некогда в деревнях и на хуторах Аконлахти, что на озере Kiitehenjärvi, проживало до 1500 человек: держали скот, возделывали неплодородную каменистую землю, ловили рыбу, ходили на охоту и обязательно пели руны, старинные песни. А осенью, как соберут свой скудный урожай, да прикинут его на долгую зиму, то на отхожий промысел отправлялись. Кто лес валить, кто ямщиком в Питер, но в основном торговать всякой мелочью в разнос — коробейничать. Возьмут мужики у лавочника всяких иголок, лент, заколок, тканей да передников, набьют потуже свои кожаные сумки и пешком отправляются в Финляндию.


Коробейничество - тяжкий труд

Фольклор с доставкой на дом

Великое княжество Финляндское до революции чуть больше века входило в состав Российской Империи. Но была здесь и граница со своей таможней, да что сдержит карельского мужика, если он все обходные тропы как свои пять пальцев знает. Случалось, финские стражи порядка — ленсманы и ловили коробейников, но все же бывало это не так часто, чтоб уж совсем отбить охоту у карелов в Суоми ходить. По пятьсот с лишним километров приходилось проходить — и в дождь, и в стужу. Конечно останавлись на ночлег у своих же покупателей. А покупатели были разные: иной раз крестьяне с дальних хуторов, а иной раз господа. Где остановятся коробейники обязательно вечерами руны поют.


От Озера Каменного (Киитехенъярви) до Уусикаарлепюю (Uusikaarlepyy)

Аконлахтинский рунопевец Тимонен дальше всех от дома унес старинные предания, от него-то и были записаны и впервые изданы образцы карельского фольклора: 2 заговора и 5 рун. Случилось это в городе Uusikaarlepyy (Уусикаарлепюю) на берегу Ботнического залива в 1820 году. Окружной врач Сакари Топелиус (Zachris Topelius) очень интересовался народной поэзией, и коробейников у себя привечал. Известны имена еще двух коробейников-рунопевцев из Беломорской Карелии от которых записывал Топелиус: Юрки Кеттунен из Чены (Tšenan Jurki Kettunen) и из Вокнаволока Олли Мякеляйнен (Vuokkiniemen Olli Mäkeläinen). Издав карельские руны в пяти частях в 1822-1831 гг. Топелиус указал путь собирателям в рунопевческие деревни Беломорской Карелии, где «sampo ja kantelo soi» (Сампо и кантеле звучит).


Фото из архива заповедника «Костомукшский».

От коробейников приходилось записывать и автору всемирно известной «Калевалы» Элиасу Лённроту. Еще до того, как собиратель побывал в Карелии на русской стороне у него в гостях в имении Весилахден Лаукко (Vesilahden Laukko) всю ночь исполнял руны коробейник из Войницы. Имя его не сохранилось, но Лённрот встретился с ним через пять лет в карельской деревне. Этой встрече удивлены были оба! И снова руны всю ночь лились рекой!

Многослойный культурный пирог

Территория озера Kiitehenjärvi никогда не входила в состав Финляндии, но без преувеличения можно сказать, что именно здесь черпало истоки свои финское национальное самосознание. Здесь были заложены пласты духовной и материальной культуры Финляндии. Хелена Лонкила, лектор университета в Ювяскюля обозначила этот феномен как «многоуровневая структура культурной среды». Невольно напрашивается сравнение со слоеным пирогом, где основой является уникальная народная поэзия, передаваемая из уст в уста на протяжении долгого времени. И как прекрасно, что благодаря энтузиастам-исследователям этот клад не был утрачен!


Озеро Киитехенъярви. Фото Бердашевой Татьяны, 2017

Впервые исследователь и собиратель фольклора Элиас Лённрот побывал в этих рунопевческих местах во время третьей фольклорной экспедиции в 1832 году. Аконлахти стала первой рунопевческой деревней на пути собирателя. Пешком обойдя деревни озера Kiitehenjärvi немало собрал он в копилку будущей «Калевалы». Не случайно вернется Лённрот сюда на будущий год. Исследования не могли окончиться одной поездкой, и вновь было записано немало. Читая путевые дневники Лённрота мы узнаем о том, что ждало исследователя здесь. Очень радушно встретили финского врача в Нюкюттиля (Nykyttilä) в доме рунопевца Соавы Трохкимайнена. Нюкюттиля — хутор семейства аконлахтинских деревень. Сейчас, конечно, там никто не живет, разлетелись по миру Нюккянены и Оменайнены — некогда самые распространенные фамилии в здешних местах. И у рунопевца Соавы тоже была фамилия Нюкянен или на русский манер - Никутьев, по названию хутора, видимо.


Нюкюттиля. Фото Бердашевой Татьяны, 2017


Нюкюттиля, фундамент дома рунопевца Соавы Трохкимайнена, 2017

По утверждению исследователя фольклора и народных традиций Вяйнё Кауканена руны, записанные от Трохкимайнена стали безусловной предпосылкой для создания великой «Калевалы». Всего от Соавы Трохкимайнена было записано 1300 поэтических строк. Эпический сюжет о золотой деве, рассказанный аконлахтинским рунопевцем вошел уже в первое издание Калевалы, в 1835 году, и сохранился в полной версии эпоса, изданной в 1849 году.



В конце 20 века память о рунопевце увековечили в финском городе Суомуссалми: изящная женская фигурка будто спрятанная в нише камня напоминает руну, благодаря которой этот простой и талантливый крестьянин и коробейник стал знаменитым и прославил своим талантом родную землю.

--------------------------------
Kiitehenjärven unohutettuja kylijä

Aššut polkuo myöten – ikäh kuin kulet kautta aikojen: täššä paikašša aikoinah šeiso kirikkö, tuošša oli šuuren perehen talo, a tuola, järven rannalla – kyly. Tiälä ilma hehkuu istorijua, ta ikäh kuin kuuluis aikoja unohutettu laulu, kumpasen motiivi pitäis šäilyttyä ta šiirtyä… Muitein mi lienöy erittäin tärkie häviey elämäštä, katkieu aikaket’t’u ta šiitä tipahtau renkaš, kumpaista niin tarvitah ymmärtyäkšeh še, missä mie elän? Millä mualla? Mitä tiälä oli ennein milma? Ta mi jiäy tänne miun jälkeh?


Akonlakši oli Vienan kuulusie runokylie. kuva: Tatjana Berdaševa, 2017

Aikoinah Akonlahen kylissä ta huuttoriloilla Kiitehenjärvellä oli elän noin 1500 ihmistä. Hyö piettih šiivattua, raivattih köyhyä kivimuata, kalaššettih, käytih mečällä ta tietyšti laulettih runoja. Šykyšyllä, konša šuatih šato korjattuo ta laitettih šen šäilöh talven varah, lähettih tienestimatoilla. Ken meččyä kuatamah, ken hevoismiehekši Piiterih, ka šuurin miärä läksi laukkuo kantamah. Otetah miehet paikalliselta kauppiehalta niekloja, lenttoja, koristehie, kankahie ta peretnikköjä, lat’atah nahkalaukut täpötäyvekši tavarua ta lähetäh aštumalla Šuomeh.


Kiitehenjärvellä. kuva: Tatjana Berdaševa, 2017

Folklori kotih tuotuna
Yli vuosišuan ajan ennein vallankumoušta Šuomen šuuri ruhtinaškunta kuulu Venäjän Keisarikuntah. Oli šiinä šilloinki raja ta tulli, no še ei ollun eštienä karjalaisella mušikalla, kumpani kuin viisi šormieh tiesi kaikki kiertopolut. Šattu še tietyšti niin, jotta laukunkantajat jouvuttih toičči šuomelaisien vartijomiehien – vallešmannien käsih, ka še tapahtu hyvin harvoin, eikä še miteinkänä vaikuttan laukunkantajaluvun vähenömiseh. Toičči heijän piti aštuo viisinšavoin kilometrin –šatiešša ta tuiskušša. Eryähičči hyö yövyttih omien oštajien luona. A oštajie oli kaikenmoisie: oli talonpoikie šyrjähuuttoriloista, oli niitä herrojaki. Yöpymispaikalla laukunkantajat aina laulettih runoja.


Laukunkanto ei ollun helppuo työtä. Vienalaini laukkuri matoillah.

Akonlahen runonlaulaja Timonen kaikista loitommakši kotipaikaštah vei vanhat tarinat ta runot. Häneltä oli tallennettu karjalaisen folklorin enšimmäisie näytehkappalehie: kakši loiččuo ta viisi runuo. Še oli tapahtun Uusikaarlepyykaupunkissa Pohjanlahen rannalla 1820 vuotena. Piiriliäkäri Zachris Topelius oli oikein kiinnoštun kanšanrunouvešta ta aina otti vaštah laukunkantajie. On tiijošša vielä kahen vienalaisen laukunkantajan-runonlaulajan nimet, kumpasilta Topelius oli kirjuttan kanšanrunoja: Jyrki Kettunen Čenašta ta Olli Mäkeläinen Vuokkiniemeštä. Topelius oli painan karjalaiset runot viisiošasena kokoelmana 1822- 1831-vuosina ta šillä šamalla juohatti kanšanrunouven keryäjillä tien Vienan Karjalah, missä ”šampo ta kantele šoi”.



Tunnetun Kalevala-eepossan luatija Elias Lönnrot niise tallenti runoja laukunkantajilta. Vielä ennein šitä kun kanšanrunouven keryäjä läksi matoilla Karjalah, hänen luona kyläššä Vesilahen Laukošša vieraili laukunkantaja Vuonnisešta, kumpani koko yön ajan esitti runoja. Laukunkantajan nimi ei ole šäilyn, no Lönnrot tapasi hänet viijen vuuvven piäštä karjalaisešša kyläššä. Molommat kovašti ihmeteltih kun šatuttih uuvveštah tapuamah. Ta tuaš runoja kuulu koko yön ajan!


Tiälä ilma hehkuu istorijua, ta ikäh kuin kuuluis aikoja unohutettu laulu.

Monikerrokšini kulttuuripiirakka
Kiitehenjärven aloveh ei ole konšana kuullun Šuomeh, kuitenki aivan liijottelomatta voit šanuo, jotta juuri tiältä šuomelaini kanšallini ičetunto oli ottan alun. Tiälä oli luotu Šuomen henkellisen ta ainehellisen kulttuurin kerrokšet. Helena Lonkila, Jyväškylän yliopiston lehtori oli kuččun tämän ilmijön ”kulttuurialan kerrošrakentehekši”. Heti tulou mieleh vertailu kerrošpiirakan kera, missä pohjana on ainutluatuni kanšanrunouš, kumpani pitän ajan männeššä on šiirtyn šuušta šuuh. Ta voi, mitein hyvä, kun tutkijien-kanšanrunouven keryäjien anšijošta tämä uarreh
ei ole hävinnyn!

Enšimmäistä kertua Elias Lönnrot šattu olomah näillä runošeuvuilla kolmannen keruumatan aikana 1832 vuotena. Enšimmäisenä runokylänä tutkijan matalla oli Akonlakši. Lönnrot aštumalla kierti kaikki Kiitehenjärven ympäri olluot kylät ta keräsi äijän ainehistuo tulijan ”Kalevalan” kukkaroh. Eikä šuotta hiän myöšty tänne šeuruavana vuotena ta tallenti vielä äijän runoja. Lönnrotin matkakirjutukšista šuamma tietyä, mitä hiän näki näillä paikoin. Oikein lämpimäšti otettih vaštah šuomelaista liäkärie Nykyttiläššä runonlaulaja Soava Trohkimaisen talošša. Nykyttilän huuttori kuulu Akonlahen kyläh. Nykyjäh šielä ei ole enyä eläjie. Näillä paikoin aikoinah elänyöt Nykäset ta Omenaiset on levitty ympäri muajilmua. Runonlaulaja Soavaki oli Nykäsien šukuo.


Nykyttilä. Kuva: Tatjana Berdaševa, 2017


Nykyttilä, Trohkimaisen talon paikka, 2017

Kanšanrunouven ta perintehien tutkijan Väinö Kaukasen mukah runot, kumpaset Lönnrot oli tallentan Trohkimaiselta oltih Šuuren Kalevalan perušainehistona. Kaikkieštah Soava Trohkimaiselta oli tallennettu 1300 runorivie. Akonlahen runonlaulajan kertoma eeppini runo kultaneijošta oli julkaistu jo Kalevalan enšimmäiseššä painokšešša 1835 vuotena ta še jäi Kalevalaeepossan täyvelliseh versijohki, mi oli julkaistu 1849 vuotena.


Šuomuššalmešša 1990-luvun lopušša oli ašetettu muistopačaš runonlaulajalla
Soava Trohkimaisella. Kuva: Tatjana Berdaševa

XX vuosišuan lopušša muisto runonlaulajašta oli ikuissettu Šuomuššalmen kaupunkissa: kivenšyvennykšeh peitetty šulo naisvartalo muissuttau runuo, kumpasen anšijošta tämä tavallini ta nerokaš talonpoika ta laukunkantaja tuli kuulusakši ta nerollah luati kuulusakši oman muanki.

«Oma Mua» №29(1369)
02. elokuuta 2017
http://omamua.ru

Куклы-обереги/Perinnenuket suojelivat omistajiaan (RUS|FIN)

Издавна люди в Карелии были суеверными: обожествляли силы природы, верили в силу заговорного слова, боялись дурного глаза и порчи, и поэтому изготавливали обереги. Одним из первых оберегов для маленького карела была кукла. Это сейчас куклы только игрушки, но так было не всегда. Карельская традиционная кукла - не просто игрушка.

Кукол было много и у каждой — свое значение, своя функция. Например, кукла зерновушка или крупяничка служила, по повериям, для доброго урожая. Основой для такой куколки был мешочек с зерном. Куклу-пеленашку изготавливали еще до рождения ребенка и укладывали в колыбельку, чтобы местечко «грела», не пускала злых духов, а когда ребенок рождался, то матери оставляли такую игрушку рядом с ребенком — пусть лучше с куколкой духи дома забавляются, а ребенку спать не мешают. Для жениха и невесты тоже были свои куклы-неразлучники. Одна рука у таких куколок является совместной, как символ единения, сплетения судеб и вечной любви. По кукле-мерке маленькие хозяйки учились готовить, а куклы-обереги были призваны охранять своего хозяина от всего дурного. Куклы-обереги служили и детям и взрослым. Например, отправляя мужа в дорогу, сына на долгую службу или на отхожий промысел, карелка делала из лоскутов и ниток куклу-оберег. Нести маленькую тряпичную куколку не тяжело, но зато какая память о доме!



Кукла- оберег в дорогу, или подорожница — это два свернутых скрещивающихся лоскутка, обвязанных нитью. Словно сходятся две дороги как перекресток: дорога из дома обязательно станет для путника и дорогой домой. Такая кукла на нательный крестик похожа. Еще один пример смешения верований в Карелии: язычества и христианства. Наряду с молитвами и заговоры в дорогу шептали.

Карельская традиционная кукла всегда была безликой. Каждый знает: глаза-зеркало души. А какая душа у куклы? Не знает никто, поэтому и куклам лиц не рисовали, чтобы не стала она вместилищем для злого духа, оставаясь безвредной для хозяина, принося лишь радость, оберегая его.

При изготовлении сакральной куколки не пользовались иголкой и ножницами, это тоже было связано с повериями. Мастерицы отрывали лоскуты ткани, обычно используя для изготовления старые, поношенные вещи. Таких кукол так и называли - «рванки». Старая ткань с поношенной вещи хранит тепло человеческого тела, энергетику своего хозяина. С другой стороны хозяйки экономили, берегли новые ткани, стараясь каждый лоскуток использовать в дело, ведь покупные ткани так дорого стоили, а вырастить лен в Карелии — дело совсем нелегкое!

Куклу оберег делали обязательно в хорошем расположении духа, считая, что этот настрой сохранится в кукле, а потом будет передаваться ее хозяину. Если вы захотите сделать традиционную куклу, то обязательно помните и об этом.
======================================================================================
Perinnenuket suojelivat omistajiaan

Ammoisista ajoista lähtien Karjalan alueella asuneet olivat taikauskoisia. He uskoivat luonnonvoimiin ja loitsujen tehoon. He pelkäsivät pahaa silmää ja magian vaikutusta. Nukke oli pienelle karjalaiselle tärkeimpiä talismaaneja.

Nykyään nuket tarkoittavat vain leluja, mutta aiemmin oli toisin. Karjalainen perinnenukke ei ollut pelkästään lelu.

Nukketyyppejä oli paljon ja jokaisella oli oma merkityksensä ja oma roolinsa. Jos nuken vartalo täytettiin viljalla, niin uskomuksen mukaan se nukke auttoi saamaan hyvää satoa.

Kapalonukke valmistettiin ennen lapsen syntymistä ja pantiin kehtoon sen lämmittämiseksi ja pahojen henkien häätämiseksi. Lapsen syntymisen jälkeen nukke jätettiin lapsen viereen. Pelatkoot talon henget parhaiten nuken kanssa, henkien ei kannata häiritä lasten unta.

Omaperäiset nuket tehtiin myös sulhaselle ja morsiamelle. Nämä nuket olivat aina yhdessä, koska niillä oli yhteinen käsi. Tämä symboloi yhtenäisyyttä, kahden kohtalon tapaamista ja ikuista rakkautta.
Pienillä tytöillä, jotka oppivat hallitsemaan kotitaloutta, oli myös mukana nukkeja. Nukkien muodossa olleet talismaanit suojelivat isäntäänsä pahoilta hengiltä. Nukkeja ottivat mukaansa niin lapset kuin aikuisetkin. Esimerkiksi kun karjalainen nainen lähetti miehensä matkalle tai poikansa pitkälle palvelukselle tsaarin armeijaan ja siirtotyöhön, hän teki kankaanpaloista ja langoista nukketalismaanin. Ei ollut vaikea kantaa pientä kangasnukkea, joka mustutti kodista.



Matkalla pahalta varjellut matkanukke tehtiin kahdesta kankaanpalasta, jotka pantiin ristiin ja yhdistettiin sitten langalla. Nuken muoto tarkoittaa risteykseen kulkevat kaksi tietä, kotoa ja kotiin kulkevia teitä. Matkanukke on rippiristin näköinen. Tämä on esimerkki pakanauskonnon ja Kristinuskonnon sekoittumisesta Karjalassa. Rukouksen rinnalla lausuttiin ennen matkaa myös loitsuja.

Karjalainen perinnenukke oli aina ilman kasvoja. Jokainen tietää, että silmät ovat sielun peili. Mikä sielu nukella on? Ei kukaan tiennyt. Tämän vuoksi nukkien kasvoja ei maalattu, jotta nukkeihin ei tarttunut paha henki. Nuken tarkoitus oli varjella isäntäänsä pahalta.

Perinnenuken tekemisessä ei käytetty neulaa eikä saksia, mikä johtui taas uskomuksista. Naismestarit repäisivät palasia kankaita tavallisesti kuluneista esineistä. Tällistä nukkea sanottiin repaleiseksi.
Nukketalismaani tehtiin hyvässä mielentilassa, jotta se siirtyisi ensin nukkeen ja sitten sen isäntään. Se pitää muistaa, jos haluatte tehdä perinnenuken.

Karjalan Sanomat /Keskiviikkona 26. 07. 2017

День Петра в деревне Аконлахти/Petrun päivän juhla Akonlahdessa (RUS|FIN)

День Петра в деревне Аконлахти



Как гласит карельская пословица «Ainos on Pedrunpäiväl kezä» - «В Петров день всегда лето». Не знаю, что там перепуталось в небесной канцелярии, но летней погоду не назовешь - разудалый праздничный дождь разошелся ни на шутку. Вновь природа показала человеку его место. Мол, давай, венец творения, напланировал дел своих, праздников массовых - справляйся, вот только с хлябями небесными разберись и пляши. Не подвластна нам природа... Один небольшой природный пункт - дождь, значительно изменил планы двух сотен людей.

В народе говорят: Петр - рыбий бог, покровитель рыболовства. И милый подарок от него же - по паре маленьких озер прямо в своих же сапогах – каждому!





Удивительное чудо могли увидеть гости заповедника «Костомукшский»: ранним утром в деревню Аконлахти приплыл северный лесной олень. Чувствуя себя здесь хозяином, олень словно поприветствовал нас. На Ладоге есть легенда об олене, который приплывает на Ильин день и отдает себя в жертву. Здесь совсем другая история, ведь именно для сохранения этого животного и был создан заповедник более 30 лет назад.

Природа, которая властвует тут надо всем, смилостивилась над гостями всего на полчаса, на время открытия праздника. После традиционной йойки в исполнении Полины Лёгкой и приветственной речи директора заповедника Сергея Вадимовича Тархова, ансамбль Kajahuš взял веселье в свои руки. Девушки-красавицы - истинное украшение этого дня: пестрые ленты в косах, разноцветные сарафаны, милые улыбки. Эту красоту никакой дождь не сотрет, не смоет. Да и гости не унывали: дружно пустились в пляс вместе с молодежным ансамблем. Пели, играли, танцевали, общались. Какой же карельский праздник обходится без традиционной крууги да пиирилейкки? А тем более на этой рунопевческой земле, где точно так же водили хороводы в Петров день. И наверняка в любую погоду!









После танцев секретами костюмов из бабушкиных сундучков поделилась карельская мастерица Наталья Денисова. Рассказ о традиционной одежде сопровождался и примеркой модных прежде нарядов, заплетением «правильных» кос, как это делали когда-то деревенские девушки и женщины, примеркой традиционных головных уборов. С интересом все смотрели как человек современный превращается в незнакомку в цветастом сарафане и тугой косой или паренька в шляпе да с шейным платком. Образы будто с фотографий позапрошлого века.







Для этого и собираются люди в этом месте уже не один десяток лет: вспомнить и почтить старинные традиции и словно бы примерить их на себя, современных...

-------------------------------------------------------
Petrun päivän juhla Akonlahdessa



Karjalainen sananlasku sanoo: ”Ainos on Pedrunpäiväl kezä”. En tiedä, mitä taivaalla tapahtui Petrun päivänä, mutta sää ei ollut tuolloin kesäistä. Satoi kovasti.

Luonto näytti jälleen ihmiselle, mikä on hänen paikkansa maailmassa. Tuntui kuin luonto puhuisi: ”Yritäpäs, Jumalan ylin olento, suojata ensin itsesi sateelta ja sitten tanssi”. Sade muutti huomattavasti noin kahdensadan ihmisen suunnitelmia.

Kansa sanoo näin: ”Petri on kalajumala, kalastuksen pyhimys”. Juhlassa jokainen sai pyhältä lahjaksi pienen vesilätäkön saappaiden päälle.






Kostamuksen luonnonpuiston vieraat näkivät Petrun päivänä suuren ihmeen. Varhaisaamulla poro ui Akonlahden rannalle yli järven. Kuten poro tervehti meitä pitäen itseään paikan isäntänä.

Laatokan tienoilla kerrotaan tarina porosta, joka ui järven yli Iljan päivän juhlaan antautuakseen vaaralle alttiiksi. Kostamuksen luonnonpuistoon kuuluvassa Akonlahdessa on toinen historia. Luonnonpuisto perustettiin yli 30 vuotta sitten porojen säilyttämiseksi.

Elämää hallitseva luonto sääli juhlaväkeä puolen tunnin verran, kun juhlatapahtuma avattiin. Avajaisissa Polina Ljogkaja lauloi joikua ja luonnonpuiston johtaja Sergei Tarhov lausui juhlapuheensa. Sitten juhlaa pyörittivät Kajahuš-yhtyeen nuoret naiset. Tosi asiassa he koristivat paljon juhlaa: kirjavat nauhat hiuksissa, eriväriset sarafaanit ja suloiset hymyt. Ei mikään säde voinut pilata sitä kauneutta.







Vieraatkaan eivät olleet surullisia, he alkoivat tanssia yhdessä yhtyeen kanssa. Juhlassa laulettiin, leikittiin, tanssittiin ja kommunikoitiin. Ei yksikään juhla suju nyt runokylissä ilman perinteisiä piirileikkejä. Muinaisaikoina niitä tanssittiin varmasti myös Petrun päivänä säästä huolimatta.



Tanssien jälkeen karjalainen käsityömestari Natalja Denisova kertoi mummojen arkuissa säilyneistä puvuista. Kertomuksen rinnalla aikoinaan muodissa olleita asuja ja päähineitä sovitettiin sekä tukat palmikoitiin samoin kuin aiemmin. Kaikki seurasivat mielenkiinnolla sitä, miten nykyaikainen nainen muuttuu vanhan ajan asukkaaksi värikäs sarafaani päällä ja tiukka palmikko päässä tai poika muuttuu nuorukaiseksi, jolla on hattu päässä ja huivi kaulassa. He näyttivät toissa vuosisadan valokuvissa olevilta ihmisiltä.







Nimenomaan sitä varten Akonlahden paikkaan on kokoontunut ihmisiä jo useiden vuosikymmenien aikana. He haluavat muistella ja osoittaa kunnioitustaan vanhoja perinteitä kohtaan.


KUVAT: TATJANA BERDAŠEVA

Karjalan Sanomat Keskiviikkona 19. 07. 2017

Национальному парку «Калевальский» 10 лет/ Kalevalan kansallispuisto kymmenvuotias (FIN|RUS)

О сохранении природы человек задумался очень давно: уже в в эпоху Средневековья появились первые особо охраняемые природные территории. Первый национальный парк был основан в США в 1872 году - Йеллоустонский национальный парк.

Что такое национальный парк? Это территория, где сохраняется окружающая среда, но возможна и деятельность человека. Например, на территории национального парка организовывается туризм со всей необходимой для этого инфраструктурой. Так, в Йеллоустоне проложено несколько сот километров асфальтовых дорог, по которым осуществляется доступ посетителей, к парку подведена железная дорога, организованы кемпинги, имеются многочисленные возможности для активного отдыха.

Национальный парк «Калевальский»  еще слишком молод, чтобы обрасти такой серьезной инфраструктурой. Самому «юному» национальному парку Карелии исполняется всего 10 лет, а планов и надежд хватит еще ни на одно десятилетие!  Идея создания национального парка «Калевальский» была предложена сотрудниками Института леса Карельского научного центра РАН в конце 80-х годов.


Фото национального парка "Калевальский" из архива заповедника "Костомукшский"

Во-первых, здесь сохранился крупный массив девственного леса, нетронутого рубками. Территория общей площадью в 74 355 гектаров на 70% состоит из хвойного, в основном соснового, леса. Деревья в возрасте свыше 120 лет занимают в парке более 80% лесного массива, а возраст отдельных деревьев достигает 450-500 лет! Водой занято около 9 000 га: на территории парка более 400 озер и около 250 рек и ручьев. Здесь прекрасно себя чувствуют северные олени, медведи, росомахи, лебеди, беркуты и орланы-белохвосты. Но особенное значение придается сохранению популяции куйтозерского озерного лосося и тесно связанного с ним своим жизненным циклом моллюска – европейской жемчужницы. Может быть именно благодаря парку удастся не только восстановить популяцию жемчужниц, но и вернуть на наши земли исторический промысел — добычу жемчуга?


Фото национального парка "Калевальский" из архива заповедника "Костомукшский"

Во-вторых, территория парка имеет и историко-культурное значение. Здесь были обнаружены стоянки человека каменного и меднокаменного веков. Саамы, исконно проживавшие на этой территории, складывали свои языческие святилища - сейды или, как их по другому называют, «летающие камни». Карелы оставляли свои знаки: обрубленные особым образом деревья — карсикки. А в 19 веке здесь были записаны руны — древние песни карелов, которые позже вошли во всемирно известный эпос «Калевала».


Фото национального парка "Калевальский" из архива заповедника "Костомукшский"

Заслуженным подарком к первому юбилею национального парка стало признание уникальности этой территории на международном уровне: заповедник «Костомукшский», с входящим в него национальным парком «Калевальский», получили международный статус ЮНЕСКО как биосферный резерват «Метсола».

Высокий статус и десятилетний опыт работы национального парка дает возможность решать новые задачи и развиваться, сохраняя то уникальное, что есть на этой земле.


Фото национального парка "Калевальский" из архива заповедника "Костомукшский"

------------------------------------------------------------------------


Kalevalan kansallispuisto kymmenvuotias

Ihminen alkoi miettiä luonnonsuojelua hyvin kauan sitten. Jo keskiajalla oli perustettu ensimmäisiä luonnonsuojelualueita. Ensimmäinen kansallispuisto perustettiin USA:han vuonna 1872. Se on Yellowstonen kansallispuisto.

Mitä kansallispuisto tarkoittaa? Se on luonnonsuojelualue, jossa ihmisten toiminta on mahdollista. Esimerkiksi kansallispuiston alueella kehitetään matkailun infrastruktuuria. Näin Yellowstonen kansallispuistoon on rakennettu muutama sata kilometriä asfalttiteitä, joilla voi päästä puistoon. Puiston läpi kulkee rautatie, puistoon on rakennettu leirintäalueita ja siellä on tarjoilla erilaisia aktiviteettejä.

1.jpg

Kalevalan kansallispuisto on vielä liian nuori, eikä siellä ole niin kehittynyttä infrastruktuuria. Karjalan tasavallan nuorin kansallispuisto täyttää vain kymmenen vuotta. Puistolla on kuitenkin niin paljon suunnitelmia ja toiveita, että niitä riittää vuosikymmeniksi.

Idea kansallispuiston perustamisesta tuli venäjän tiedeakatemian Karjalan metsätutkimuskeskuksen asiantuntijoille 1980-luvun lopussa. alueella on säilynyt laajoja koskemattomia metsäerämaita. Puiston yli 74 000 hehtaarin alueesta noin 70 prosenttia on havumetsää, etupäässä mäntymetsää.

4.jpg

Yli 120 vuoden ikäiset puut käsittävät yli 80 prosenttia koko metsäalasta. Yksittäisten puiden ikä on jopa 450—500 vuotta. vesi peittää noin 9 000 hehtaaria: puistossa on yli 400 järveä ja noin 250 jokea ja puroa. Siellä viihtyy hyvin peuroja, karhuja, ahmoja, joutsenia sekä maa- ja merikotkia.

Erittäin paljon huomiota kiinnitetään Kuittijärven järvilohen ja myös jokihelmisimpukan säilyttämiseen. Simpukan elinkierto riippuu paljon lohen esiintymisestä. voi olla että nimenomaan puiston ansiosta sekä onnistutaan lisäämään jokihelmisimpukkakantoja että myös ryhdytään helmenpyyntiin, joka kuuluu karjalaisten perinteisiin elinkeinoihin.

6.jpg

Kansallispuistolla on myös historiallinen ja kulttuurimerkitys. alueelta löydettiin kivija kuparikaudella asuneiden muinaisihmisten asutusten jälkiä. Muinaisaikoina sillä seudulla asuneet saamelaiset rakensivat uhripaikkojansa, seitoja, joita toisin sanotaan lentäviksi kiviksi. Karjalaiset jättivät puihin omat merkintänsä, karsikot. 1800- luvulla nykyisen kansallispuiston alueelta kerättiin runoja, muinaisia karjalaisia lauluja, joita oli otettu sitten maailmankuuluun Kalevala-eepokseen.



Kuva: Puiston alueelle saamelaiset rakensivat muinaisaikoina uhripaikkojansa, seitoja.

Keskiviikkona 05. 07. 2017 / Karjalan Sanomat

Путь в Метсолу/Matka Metsolaan (RUS|FIN)

Путь в Метсолу

В отпуск, но поработать, я с дочкой Евой отправилась на поезде из Петрозаводска. Меня ждало временное место в заповеднике «Костомукшский» на полтора месяца. Еще зимой в интервью журналу «Carelia» я рассказывала про свои «южные» отпуска, во время которых откровенно скучала, тосковала по Карелии, явно ощущая, что нахожусь совсем не там, где хотелось бы, и где я должна быть. И вот судьба дает мне шанс провести свой отпуск в северной части Карелии, которой я давно бредила, которой дышала, но так долго не могла вырваться из рутины. 


На тропе Коробейников в заповеднике "Костомукшский"

Дорога на поезде по Карелии – это истинное удовольствие! Это терапия, лечение красотой, мхами, валунами, солнцем!  Сосны, скалы и остроконечные ели иглами впиваются в темно-синее небо. Такой цвет у неба только в северной Карелии! До чего же тут корявые, узловатые сосны! Какая прелесть! В каждой сосне видишь карсикко: дерево-знак, самой природой изваянный. Сухостойные сосны, серебряные от времени, ветров и дождей будоражат воображение. Паули Леонтьев в книге «Закон выбора» писал, что в карельском языке сосна имеет свое характерное название в каждом возрасте.



«Когда мягкая хвоя пропитана свежим смолистым запахом, когда сосна еще по-девичьи юная, ее называют hyötymänty, потом — petäjä. А когда крона становится величественно-раскидистой, звонкий ствол подпевает ветрам и во всем облике сосны появляется что-то материнское и сильное, то ей больше подходит имя mänty. Но дерево не только украшение леса, из него делают дома, лодки, причалы, корзины и дрова. Переспелую и годную в дело сосну назвали kolvi. В этом названии слышится стук топора, вгоняющего клин и затесывающего бревно. Много десятков зим простоит переспелая сосна, теряя хвою, ветки, кору, пока вьюги не посеребрят ее ствол до благородного цвета седины. Но не стоит думать, что дерево безжизненно. Оно впитывает тепло лета, и стоит на нагретый солнцем ствол брызнуть каплям дождя, как он начинает источать запах переспелого августовского солнца. В этом возрасте сосна называется honka».  «Закон выбора». Паули Леонтьев

Эти сосны великолепны! Их стоит увидеть хоть раз в жизни, хотя бы из окна поезда. Но мне повезло, серебряная honka есть буквально в 20 шагах от моего нового дома, если пройти по экологической тропе «Удивительное рядом». «Начало тропы» - висит табличка на моем домике. Начало. Это только начало. И для меня и для моих читателей тоже. Безусловно, оказавшись в таком месте, хочется рассказать обо всем, но только не громко, а шепотом, как тайну.


Маленькая исследовательница Ева на тропе "Удивительное рядом".


Тропа "Удивительное рядом". Для меня совершенно рядом)


Тропа "Удивительное рядом" 

Могу поведать читателям один такой секрет, ведь вряд ли это широко осветят федеральные каналы и растиражируют СМИ. Это будет наша тайна. Негромкая, но величественная. В день моего приезда сотрудники заповедника радостно делились новостями из Парижа (и там про заповедник знают!) о том, что заповедник «Костомукшский» в состав которого входит национальный парк «Калевальский» получил международный статус ЮНЕСКО как биосферный заповедник, под общим названием «Метсола».



Биосферный заповедник, включает особо охраняемые территории и зоны для разумного взаимодействия человека и природы, для развития туризма и зарубежного сотрудничества – а значит, всю территорию Костомукшского городского округа. Вся территория биосферного резервата «Метсола», с населением около 30.000 человек, это действительно уникальное явление и не только в масштабах Карелии. 


Закаты на Санторини давно уже стали брендом и бодро продаются. Наши карельские закаты - бесценны. Только ты и природа.
---------------------------

Matka Metsolaan

Lomamatkalle, jonka aikana tein myös jonkin verran töitä, lähdin Petroskoista junalla yhdessä tyttäreni kanssa. Väliaikainen lepoja työpaikka odotti minua Kostamuksen luonnonpuistossa, johon toivoisin jääväni puoleksitoista kuukaudeksi.

Vielä talvella haastattelussani Carelia-aikakauslehdelle kerroin siitä, miten olin viettänyt lomiani etelässä. Ikävöin siellä kovasti Karjalaa ja tunsin olevani väärässä paikassa.

Odottamatta kohtalo teki minulle lahjan: loma Karjalan pohjoisessa, josta haaveilin pitkään, mutten vaan jaksanut vapautua arkirutiinista.

Junamatka Karjalassa on aito nautinto. Silmälle se on terapiaa, oikeaa kauneushoitoa sammaleilla, vierinkivillä ja auringolla! Männyt, kalliot ja kuusenneulaset, jotka ulottuvat tummansiniseen taivaaseen. Sellaista väriä näkee vain Karjalan pohjoisessa!



Männyt ovat täällä tosi koukeroisia ja pahkaisia! Joka männyssä voi tehdä karsikon. Ajan, tuulien ja sateiden harmaannuttamat kuivat männyt kiihdyttävät mielikuvitusta. Karjalaiset ovat antaneet nimityksen männyn jokaiselle kehitysvaiheelle. Honka on harmaa, kuiva mänty. Ne ovat ihania! Honkia täytyy nähdä vaikkapa kerran elämässä, vaikkapa junan ikkunasta.

Minua onnisti, koska hopea honka kasvaa suunnilleen 20 askeleen päässä uudesta asuinpaikastani, jos kulkee sinne terveyspolkua pitkin. Polun alun merkki on kiinnitetty taloon, jossa nyt asun.


Pikku tutkija Eeva.





Ehdottomasti kun pääsee tällaiseen paikkaan, tulee mieli kertoa kaikesta niin kuin salaa.

Kerron nyt lukijoille yhden salaisuuden, josta valtiolliset joukkotiedotusvälineet tuskinpa kertovat perusteellisesti. Tulopäiväni luonnonpuiston työntekijät jakoivat keskenään Pariisista tullutta viestiä. Sielläkin tunnetaan Kostamuksen luonnonpuistoa! Uutinen oli siitä, että Unesco on listannut luonnonpuiston ja sen osana olevan Kostamuksen kansallispuiston maailman biosfäärialueisiin. Sen nimi on Metsola.

Elokehäpuistoon kuuluu luonnonsuojelualueita ja alueita, joilla ihminen voi olla jonkin verran vuorovaikutuksessa luonnon kanssa kehittämällä siellä matkailua ja kansainvälistä yhteistyötä. Tämä tarkoittaa, että Metsolan alueeseen kuuluu myös Kostamuksen kaupunkipiiri. Metsolan biosfäärialueella asuu noin 30 000 ihmistä, mikä on todella ainutlaatuista Karjalan alueella.



Nyt meillä on erinomainen mahdollisuus tutustua seikkaperäisesti elämään Metsolassa, josta puhutaan nyt Pariisissakin ja jota haluan itse tutkia.



Auringonlaskut Kreikan Santorinin saarella on jo brändätty vuosia ja on myyty reippaasti. Karjalan auringonlaskut eivät ole vähemmän arvokkaita.

Karjalan Sanomat /Keskiviikkona 28. 06. 2017/

Калевала вокруг света/Kalevala ympäri maailmaa (RUS|FIN)

«Калевала вокруг света»

20 июня 1858 года корвет «Калевала» был спущен на воду. На рассвете эпохи национального финского самосознания название было как раз в пору: леннротовская «Калевала» уже почти десятилетие покоряла умы ученых, литераторов, деятелей различных искусств и сердца простых людей, влюбленных в красоту народного слова.

Строился корабль почти два года на верфях города-порта Турку в Великом Княжестве Финляндском, входившем в состав Российской Империи, а потому и приписан был к Балтийскому флоту. На Балтике корвет показал свои возможности в полной мере и в 1861 году был отправлен из Кронштадта на Дальний Восток.

Основной миссией корвета, как военного судна, является охранная и конвойная службы, но «Калевалу» прославила скорее исследовательская деятельность и литература. Вот уж действительно «как вы яхту назовёте, так она и поплывёт»!



Судьбу «Калевалы» долгой не назовешь. Всего 14 лет странствий выпало на долю корвета с громким литературным именем. Из этого времени, три года «Калевала» бороздила воды Тихого океана. На борту корабля проходил службу Константин Станюкович, ставший в будущем блестящим писателем-маринистом. Юношеские впечатления из заморских странствий на «Калевале» легли в канву повести «Вокруг света на „Коршуне“». Под названием «Коршун» зашифрована «Калевала». Писатель очень живо описывал какие нравы царили здесь. Благодаря прогрессивным взглядам капитана на корвете были отменены телесные наказания матросов, происходивших из бесправных слоев царской России. Также была порицаема грубая площадная брань, давно прижившаяся в этой среде. Молодые выпускники военно-морских учебных заведений, впервые отправленные в плаванье, должны были учить матросов грамоте. Из документов известно, что на корвете «Калевала» каждому неграмотному матросу была выдана азбука. А какие удивительные приключения пережила команда корвета за годы странствий! Все они очень ярко описаны в повести Константина Станюковича, который после трех лет странствий на «Калевале» избрал для себя литературную стезю и двадцатилетним лейтенантом вышел в отставку, чтобы прославиться как «Айвазовский слова».

В навигационный период 1863 года «Калевала» была задействована в исследованиях залива Петра Великого - самого большого и живописного залива Японского моря. После тщательных исследований экипаж корабля назвал одну из бухт в южной части залива Посьета в честь своего корабля. Так на карте Японского моря появилась своя «Калевала».

---------------------------------------------------------------------------
Kalevala ympäri maailmaa

Korvetti Kalevala laskettiin vesille 20. kesäkuuta 1858. Suomalaisten kansallisen itsetunnon kukoistuskautena eepoksen nimi sopi alukselle oikein hyvin. Lönnrotin Kalevala oli siihen mennessä jo valloittanut tutkijoiden, kirjailijoiden ja taiteilijoiden mielet ja tavallisten ihmisten sydämet. He olivat ihastuneita kansanrunon kauneuteen.

Laiva rakennettiin melkein kaksi vuotta Turun satamakaupungin telakalla Suomen ruhtinaskunnassa, joka oli tuolloin Venäjän keisarikunnan osa. Korvetti kuului Itämerenlaivastoon. Vuonna 1861 se lähetettiin palvelukseen Kronstadtista Kaukoitään.

корвет Калевала.jpg
Turun telakalla rakennettu Kalevala-korvetti halkoi mertä 14 vuotta 1850—1860-luvulla.

Korvetin missio sotalaivana on suojella ja vartioida, mutta Kalevala-korvetti sai suosiota tutkimustyön ja myös kirjallisuuden ansiosta. Se on totta, kun sanotaan: ”Miten purjealus nimetään, näin se kulkeekin”.

Kalevalan historia ei ollut pitkä. Laiva halkoi merta vain 14 vuotta, joista kolme vuotta Tyyntämerta. Laivalla palveli Konstantin Stanjukovitš, josta myöhemmin tuli loistava kirjoittaja. Hän kirjoitti merestä.

Hänen nuoruuden havaintoihinsa ulkomaisista matkoista perustuu pienoisromaani Ympäri maailmaa Koršunilla. Koršun-nimellä tarkoitetaan Kalevala-korvettia. Kirjoittaja kuvaili elävästi, millaista elämää elettiin laivalla.

Korvetin kapteenin myötämielisen asenteen ansiosta merimiesten ruumiilliset rangaistukset oli laivalla kielletty. Tsaarin Venäjän merimiehet oli värvätty enimmäkseen niistä asukkaista, joilla ei ollut mitään oikeuksia. Laivalla paheksuttiin myös karkeaa kiroilua, joka oli siinä seurassa tavanomaista.

Merioppilaitoksista valmistuneiden ja elämänsä ensimmäiselle merimatkalle lähteneiden upseerien täytyi opettaa miehistölle luku- ja kirjoitustaitoa. Asiapapereista selviää, että Kalevalassa palvelleelle merimiehille jaettiin aapiset.

Vaelluksensa aikana korvetin merimiehet joutuivat erilaisiin seikkailuihin. Kaikista niistä kertoo Stanjukovitšin pienoisromaani. Hän valitsi kirjailijanuran kolmen vuoden kuluttua siitä, kun oli vapautunut laivapalveluksesta. Hän erosi palveluksesta ollessaan 20-vuotiaana luutnanttina ja tuli kuuluisaksi kirjallisuudessa samoin kuin merta maalannut Ivan Aivazovski taiteessa.

Purjehduskautena 1863 Kalevala osallistui Pietari Suuren nimeä kantavan lahden tutkimukseen. Se on Japaninmeren isoin ja maalauksellisin lahti. Perusteellisen tutkimuksen jälkeen laivan joukkue nimitti Posyetin lahden poukaman laivansa mukaan. Näin Japaninmeren kartalle on ilmestynyt oma Kalevala.

Karjalan Sanomat//Keskiviikkona 21. 06. 2017

О чем молчит «Ericsson»… / Mistä Ericsson voi kertoa? (RUS|FIN)

О чем молчит «Ericsson»…

Есть в музеях «ударные» предметы с такой историей, что интересно становится сразу всем. Именно такой экспонат притаился в витрине зала «Губернская столица» в Национальном музее Карелии. Гости музея так и прилипают к стеклу витрины, услышав от экскурсовода «Телефонный аппарат фирмы «Ericsson» столетней давности». Действительно, интересно! Если сейчас современный телефон фирмы «Ericsson» помещается у владельца на ладони, то его «дедушка» сто лет назад мог разместиться только в просторном рюкзаке, да и был, конечно, стационарным, не переносным.



Первые телефоны в Петрозаводске появились в 1896 году. Через пять лет в столице Олонецкой губернии была введена в действие первая телефонная станция емкостью 50 номеров. Располагалась она в здании Алексеевской публичной библиотеки. Кроме Петрозаводской телефонной сети в дореволюционное время имелись телефонные сети в Олонце, Пудоже, Кеми и Повенце. И наверняка многие аппараты были именно компании «Ericsson»

Запатентован первый телефон был 14 февраля 1876 года шотландецем Александром Беллом, и постепенно начал завоевывать мир. В 1877 году аппарат впервые попал в Швецию. Техника имеет свойство ломаться, и чинить телефоны в Швеции взялся Ларс Магнус Эрикссон – личность легендарная. Благодаря его предприимчивости ремонтная каморка, расположенная на кухне в съемной квартире стала настоящей лабораторией, где Ларс Магнус придумал свою модель телефона, а технологии того времени позволили ему осуществить задумку в домашних условиях. Уже 14 ноября 1878 было продано два первых аппарата от фирмы «Ericsson & Co» по цене 55 крон. Эти аппараты ломались гораздо реже и на Эрикссона посыпались заказы не только из своей страны. Особенно много заказов было из России, потому и первый заграничный завод шведской компании был открыт именно в России, сейчас же это международная телекоммуникационная компания, действующая в 140 странах мира.



Телефонная фабрика-мастерская в Санкт-Петербурге открылась в 1897 году. Изначально производство запустили на Васильевском острове, где за 4 года работы было собрано 12 тыс. телефонных аппаратов и около 100 коммутаторов на 100-200 абонентов каждый. Производство росло и требовало новых помещений. Ларс Эрикссон приехал в Петербург в 1900 году на открытие новой фабрики на Самсониевском проспекте, и остался доволен строительством, в которое было вложено около миллиона крон.



Эрикссон занимался не только производством аппаратов, но и российскими телефонными сетями, сместив постепенно из этой сферы компанию-монополиста «Bell». Эрикссон предложил более дешевый вариант связи, развернув деятельность под лозунгом «Телефон в каждый дом». Дела шли так хорошо, что глава компании подумывал о переезде в Петербург, поближе к производству, но так и не решился этого сделать.

После Октябрьской революции завод еще некоторое время принадлежал прежним хозяевам, но в июне 1919 года предприятие было национализировано и получило новое название — «Петроградский телефонный завод Эрикссон», а в 1922 году он был окончательно экспроприирован и переименован в «Красную зарю», после чего стал выпускать уже советские телефонные аппараты. Фабрика «Красная заря» продолжала выпускать телефоны на протяжении многих десятилетий, и была приватизирована в 1994 году. Сейчас в здании располагается Бизнес-центр «Эриксонъ».



Отец основатель компании умер в 1926 году, завещав похоронить себя в безымянной могиле без особых почестей. «Безымянным я вошел в этот мир, безымянным я хочу из него и уйти», — говорил Ларс Эрикссон. Однако его имя стало известнейшим брендом современности.

------------------------------------------------------------
Mistä Ericsson voi kertoa?

Museoissa säilyy merkillisiä, historiaa täynnä olevia esineitä, jotka herättävät kiinnostusta kaikissa. Juuri sellainen esine on piiloutunut näyteikkunan taakse Karjalan kansallisen museon Kuvernementin pääkaupunki-saalissa. Museon vieraiden katseet kiinnittyvät näyteikkunaan, kun he kuulevat oppaalta satavuotisesta Ericsson puhelinkoneesta. Jos nykyinen puhelin mahtuu omistajansa kämmeneen, niin sen edeltäjä mahtui isoon reppuun ja se oli lankapuhelin.

1.jpg

Ensimmäiset puhelimet ilmestyivät Petroskoihin vuonna 1896. Viiden vuoden kuluttua Aunuksen kuvernementin pääkaupungissa käynnistettiin ensimmäinen kenttäpuhelinkeskus, joka palveli vain 50 puhelinnumeroa. Keskus toimi Aleksejevin yleisen kirjaston rakennuksessa. Ennen vallankumousta puhelinverkko toimi Petroskoin lisäksi myös Aunuksessa, Puudosissa, Kemissä ja Poventsassa. Varmasti useat laitteet olivat alkuperäisin Ericssonin liikkeestä.

Ensimmäisen puhelimen patentoi skotti Aleksandr Bell 14. helmikuuta 1876 ja sen jälkeen puhelin alkoi valloittaa maailmaa. Vuonna 1877 puhelin pääsi käyttöön Ruotsissa. Laitteet voivat rikkoutua käytössä. Ruotsissa puhelimia alkoi korjata Lars Magnus Ericsson. Hänen vuokraamastaan asunnosta tuli aito laboratorio, jossa Magnus keksi oman puhelinmallin.

14. marraskuuta 1878 Ericsson myi kaksi ensimmäistä puhelintaan. Jokainen maksoi 55
kruunua. Nämä puhelimet menivät rikki muita harvemmin. Ericsson alkoi saada tilauksia kotimaansa ulkopuoleltakin. Erittäin paljon puhelimia tilattiin Venäjältä, minkä vuoksi ensimmäinen ruotsalainen tehdas avattiin nimenomaan Venäjällä. Nykyään Ericsson on kansainvälinen telekommunikaatiojärjestelmien valmistaja, jonka tehtaat toimivat 140 maassa. Puhelintehdas perustettiin Pietariin vuonna 1897. Alun perin tuotanto käynnistettiin Vasilinsaarilla. Neljän vuoden aikana valmistettiin 12 000 puhelinta ja 100 kytkintä, jotka palvelivat 100—200 numeroa.Yrittäjä kävi Pietarissa vuonna 1900 avaamassa uuden puhelintehtaansa Sampsonin valtakadulla. Hän oli tyytyväinen rakentamiseeen, johon hän sijoitti noin miljoona kruunua.



Lokakuun 1917 vallankumouksen jälkeen tehdas oli vielä jonkin aikaa Ericssonin omistuksessa. Kesäkuussa 1919 se kansallistettiin. Vuonna 1922 tehdas nimitettiin Punaiseksi ruskaksi ja se alkoi valmistaa neuvostoaikaisia puhelimia. Tehdas yksityistettiin vuonna 1994 ja nyt tehtaan rakennuksessa sijaitsee Ericsson-bisneskeskus.



Keskiviikkona 07. 06. 2017 / Karjalan Sanomat

Финские песни из Казани/Suomalaiset laulut Kazanista (RUS|FIN)

Финские песни из Казани
Что ни говорите, а чудаки делают нашу жизнь ярче и интересней! Есть много хороших людей, неплохо выполняющих свои обязанности на работе и в быту, но все это привычно, однообразно, неприметно. Но вот вдруг встретишь такого чудака, что только диву даешься! Вот именно о таком необычном человеке я и расскажу.



Знакомьтесь – Марина Мухаметзянова. Родилась и живет всю жизнь в Казани. По образованию психолог, преподавала в университете, а потом в ее жизни случилась большая любовь… Любовь к далекой и сказочной Финляндии. Конечно, все начиналось с мелочей: услышанная где-то песня, забытый кем-то самоучитель по финскому, обрывок фразы… Как объяснить всю метафизику любви, которая накрывает вдруг с головой? И девушка из Казани сама не заметила, как все больше и больше стала уделять внимание всему финскому и абсолютно все, что Марина узнавала о стране тысяч озер вызывало искренний восторг: красота природы, финский менталитет, музыка, история, культура, традиции и, конечно, сложный и красивый финский язык.

Как освоить финский язык в Казани? Вам не предложат здесь никаких курсов или богатой библиотеки, а уж тем более преподавателя-носителя языка. Марина выучила финский язык самостоятельно. Без наставников и репетиторов, за сотни и сотни километров от границы с Финляндией. «Временами язык просто сводил с ума,- рассказывает Марина, - но каждый раз вместе с желанием биться головой о стену появлялся и неудержимый интерес - почему говорят так? Откуда пришло это выражение? И еще - искреннее восхищение. Я не люблю английский. За четкость правил и малую вариативность. Мне нравится играть словами. Нравится, когда каждую мысль можно выразить пятью разными способами и каждый придаст свой еле уловимый оттенок. И в этом смысле финский едва ли не богаче русского».

Марина – девушка творческая. Всегда, сколько помнит себя писала стихи, сочиняла песни. Влюбленность в Финляндию, конечно, отразилась и в творчестве. Марина сочиняет на финском красивые стихи и песни, а недавно в интернете появилась песня Марины – Minttu meri – Valtameri.


Девушка не только сама написала финноязычный текст, но и сочинила музыку. Свои песни Марина исполняет сама под гитару. И знаете, это творчество достойно внимания! Такие невероятно красивые образы создает эта девушка в своем воображении и передает именно на финском языке! Как это получается Марина и сама до конца не может осознать эту магию творчества «в то, что возможно писать на чужом языке, никогда не поверила бы, если бы это не произошло со мной. И до сих пор о том, как это происходит, могу только догадываться. Творчество для меня - это в первую очередь эмоции. И потому, когда в моей жизни стали появляться люди, значимые для меня, с которыми я общалась только на финском, и чувства, которые они во мне вызывали, я уже не могла выражать на ином языке», делится Марина.

Kun ensimmäinen lumi peittää maan,
Sä sanot ”ollaan yksin maailmassa”.
Ei ole järkeä alkaa pettämään,
Jos totuutta ei ole olemassa.
Koskaan ei jää rehellisiksi,
Kun valheettakaan ei voi saada aikaan.
Silti uskon sinun silmiisi
Ja lohduttavan ensilumen taikaan.

--------------------------------------------------------------------
Suomalaiset laulut Kazanista

Hupsut ihmiset tekevät elämäämme tavallista kirjavammaksi ja mielenkiintoisemmaksi. On paljon mukavia ihmisiä, jotka suorittavat hyvin tehtävänsä työssä ja kotona, mutta tämä on tavanomaista, yksitoikkoista ja näkymätöntä. Sellaisesta omalaatuisesta ihmisestä haluankin kertoa.



Marina Muhametzjanova on syntynyt ja asunut Kazanissa. Koulutukseltaan hän on psykologi. Hän opetti psykologiaa yliopistossa ja myöhemmin hänessä syttyi rakkaus kaukaista Suomea kohtaan.

Kaikki alkoi yksityiskohdista, jossain kuullusta laulusta, jonkun jättämästä suomen kielen opaskirjasta, virikkeen katkelmasta… Miten voi selittää rakkauden tunnetta, joka tarttuu yllättäen ja pyörittää päätä?

Tyttö ei huomannutkaan, että hän alkoi kiinnittää yhä enemmän huomiotaan suomen kieleen. Kaikki, mitä Marina sai tietää tuhansien järvien maasta, herätti hänessä vilpitöntä ihastusta. Ne ovat luonnon kauneus, suomalainen mentaliteetti, musiikki, historia, kulttuuri, perinteet ja tietysti myös vaikea ja kaunis suomen kieli.

Miten voi oppia suomen kieltä Kazanissa? Siellä ei tarjota mitään suomen kielen kursseja tai oppikirjoja avuksi eikä suomen kielen opetusta aidon suomalaisen kanssa. Marina oppi suomea itsenäisesti.

— Joskus suomen kieli teki minut hulluksi. Miksi puhutaan juuri niin tai näin? En pidä englannin kielestä sen tarkkojen sääntöjen takia ja siitä, että kieli on vähän joustava. Tykkään sanaleikeistä, kun saman ajatuksen voi ilmaista viidellä erilaisella tavalla ja joka kertaa ilmaus saa uuden vivahteensa, tyttö sanoo.

Rakkaus Suomeen on ilmentynyt hänen luovassa toiminnassaan. Marina on sepittänyt suomeksi runoja ja laulutekstejä ja on säveltä- nyt teksteihin musiikkia. Hiljattain Internetiin laitettiin laulu Minttu meri — Valtameri. Tyttö soittaa laulujaan kitaralla.



— Ellei tämä olisi tapahtunut kanssani, en olisi koskaan uskonut, että voin kirjoittaa vieraalla kielellä. Luova työ tarkoittaa minulle ensinnäkin emootioita. Kun viereeni on alkanut ilmestyä minulle tärkeitä ihmisiä, joiden kanssa olen keskustellut vain suomeksi, en ole pystynyt enää ilmaisemaan näiden ihmisten aiheuttamia tunteita toisella kielellä, hän kertoo.

Kun ensimmäinen lumi peittää maan,
Sä sanot ”ollaan yksin maailmassa”.
Ei ole järkeä alkaa pettämään,
Jos totuutta ei ole olemassa.
Koskaan ei jää rehellisiksi,
Kun valheettakaan ei voi saada aikaan.
Silti uskon sinun silmiisi
Ja lohduttavan ensilumen taikaan.

Karjalan Sanomat /Keskiviikko 24. 05. 2017/ Numero 19